Какие законы нужно знать, если вы работаете в СМИ

В последнее время в юридической практике возникает всё больше прецедентов, когда на редакцию подают в суд. Поводы, при этом, могут быть самыми разнообразными — от нарушения закона о защите авторских прав при использовании чужой фотографии из интернета до нанесения ущерба деловой репутации. Причем, очень часто нарушения эти происходят из-за банального незнания журналистами законов, регламентирующих работу редакций. Поэтому мы попросили профессиональных юристов рассказать об основных законах, которые стоит знать тем, кто работает в СМИ. И даже поставили на них ссылки, чтобы у вас точно не было оправдания их не читать.

Снимок экрана 2016-11-21 в 11.04.54

Снимок экрана 2016-11-21 в 10.54.59Алена Абрамович, руководитель практики «Коммерческое право» юридической компании «Rights»: 

— Деятельность редакторов или журналистов достаточно плотно покрыта «юридической вуалью». Самым модным, если даже не сказать «мэйнстримным» нормативным актом в данной сфере остается Федеральный Закон «О средствах массовой информации» («Закон о СМИ»), который должен быть хорошо известен каждому журналисту, редактору и пиарщику.

Закон о СМИ представляет собой небольшой свод основных правил, на которых и базируется деятельность «акул пера». Однако он носит довольно общий характер — конкретики в нем немного, поэтому чтобы сотруднику редакции найти ответы на все возникающие правовые вопросы, необходимо «перелопатить» множество нормативных актов.

Для журналистов баннер на сайт

Со времен принятия Закона о СМИ (27 декабря 1991 года), в процессе становления законодательства в области массовой информации, был принят целый ряд других законов, регламентирующих деятельность СМИ. К таким законам на сегодняшний день относятся:

Кроме названных специальных законов, определенные аспекты деятельности СМИ регулируют:

Особое внимание необходимо обратить на локальные нормативно-правовые акты о СМИ – внутренние документы в организации. К таким актам относятся, в первую очередь, трудовой договор сотрудника (редактора, журналиста) с организацией, правила внутреннего трудового распорядка в редакции, распоряжения редактора-работодателя, договор между редакцией и журналистом, работающим на аутсорсинге (например, об оказании услуг по написанию статей на определенную тематику).

Чаще всего внутренние документы дублируют положения федерального законодательства. Однако, встречаются и уникальные случаи. Известным примером этого выступают локальные акты радиостанции «Эхо Москвы», которые дают право руководителю СМИ контролировать не только профессиональную деятельность журналистов и редакторов, но и политическую. По правилам, принятым в редакции «Эхо Москвы», журналист может участвовать в массовых политических мероприятиях не иначе как с разрешения главного редактора (исключением выступает проведение мероприятий в защиту свободы слова, либо в память о погибших журналистах).

Помимо этого, журналисты «Эха Москвы» обязаны информировать главного редактора о том, что они в свободное от работы время собираются принять участие в определенном политическом мероприятии. Самое интересное, что редактор вправе запретить им это делать. Также сотрудники «Эха Москвы» не имеют права быть членами политических партий. Вышеизложенные ограничения для сотрудников юридически закреплены в контракте с каждым из них.

Снимок экрана 2016-11-21 в 10.55.41Михаил Хохолков, практикующий медиаюрист, основатель проекта Медиа Право.ком, член Экспертного совета по рекламе УФАС по Свердловской области: 

Действующее законодательство в медиасфере можно назвать одним из самых неоднозначных и сложных в применении. Все потому, что многие правовые нормы носят оценочный характер, в них содержится очень много условностей, а законодательные понятия могу трактоваться расширительно или точечно. Усложняется правоприменительная практика и активным законотворчеством, регулирующим интернет.

Тем не менее, можно определить минимальный набор юридических знаний, которые журналист и главный редактор найдут в следующих нормативных актах:

1. Закон РФ от 27.12.1991 № 2124-1 «О средствах массовой информации» основной закон для корреспондента. Права и обязанности, регулируемые данным законом, необходимо знать наизусть.

Для главных редакторов обязательно знать требования, предъявляемые законом к выходным данным. Казалось бы, эти нормы не сложные и не новые, но большинство претензий к печатным СМИ со стороны Роскомнадзора основаны именно на неполном или неверном указании выходных данных.

2. Федеральный закон «О противодействии экстремистской деятельности» № 114-ФЗ от 25 июля 2002 года — один из самых неоднозначных и опасных для журналистов законов. Неосторожность в распространении материалов, необязательно даже связанных с экстремизмом,  может послужить основанием для привлечения к уголовной ответственности.

В соответствии с данным законом сформированы и ведутся Министерством юстиции РФ Федеральный список экстремистских организаций, а также Федеральный список экстремистских материалов. Данные реестры постоянно обновляются, поэтому следует регулярно знакомиться с их содержанием.

3. Федеральный закон «Об информации, информационных технологиях и о защите информации» № 149-ФЗ от 27 июля 2006 года – регулирует основные принципы права на поиск, получение и распространение информации.

Кстати, статья 10.2 этого закона, принятая 05.05.2014 года и именуемая «Законом о блогерах», до сих пор активно обсуждается в свете возложения на блогеров некоторых обязанностей и прав традиционных СМИ. Видимо, сказывается принятие этого закона в мае — будем всю жизнь маяться.

4. Федеральный закон «О защите детей от информации, причиняющей вред их здоровью и развитию» от 29.12.2010 № 436-ФЗ — определен порядок применения знака информационной продукции (те самые 16+,18+), а также требования к обороту информационной продукции, запрещенной для детей.

5. Федеральный закон «О персональных данных» № 152-ФЗ от 27 июля 2006 года — журналисту необходимо знать, в каких случаях он обязан получать согласие на распространение персональных данных гражданина, а в каких может использовать их по своему усмотрению.

6. Федеральный закон от 13.03.2006 № 38-ФЗ «О рекламе» — райтеры, пишущие рекламные тексты, создающие нативную рекламу, обязаны знать об ограничениях рекламирования отдельных видов товаров или услуг. Например, о том, как правильно рекламировать медицинские или финансовые услуги. Не зная таких особенностей, можно привести к рекламодателю не покупателя его товаров, а Федеральную антимонопольную службу с  большим штрафом.

7. Отраслевым журналистам необходимо изучить законодательство той сферы, о которой они пишут:

8. Законодательные нормы, охраняющие права граждан на частную жизнь, изображение, защиту чести и достоинства.

По некоторым данным, иски к редакциям по делам о диффамации (защите чести, достоинства и деловой репутации) составляют подавляющее большинство среди других дел. В связи с этим необходимо знать общие принципы защиты нематериальных благ — глава 8 Гражданского кодекса РФ «Нематериальные блага и их защита», а также параграф 4 главы 59 Гражданского кодекса РФ «Компенсация морального вреда», который регулирует общие положения, основания, способы и размеры компенсации морального вреда.

В судебной практике категория таких дел является особенно сложной,  поэтому знаний общих принципов и норм будет недостаточно. Поэтому я рекомендую читать на ночь глядя, особенно перед выпуском свежего номера своего издания:

Наверняка многие слышали об исках блогера Варламова к региональным СМИ о взыскании компенсации за незаконное, по его мнению, использование фотографий. Между прочим, не все дела Варламов выигрывает, а некоторые еще рассматриваются. И вскоре будут вынесены судебные решения, которые, вероятно, изменят привычное поведение журналистов при иллюстрировании чужими фотографиями своих публикациях.

Поэтому нужно следить и за судебной практикой, анализ которой позволяет понять, как суды применяют ту или иную норму в конкретной ситуации.

Многие почему-то забывают, что объектом авторского права, наряду с фотографией, является практически любой текст журналиста.

Так, еще в 2012 г. от имени редакции сайта Gorodskievesti.ru  (члена Альянса Независимых Региональных Издателей) нами был подан иск о взыскании компенсации за скопированные другим сайтом тексты. Арбитражный суд Свердловской области постановил взыскать с ответчика  50 000 руб., по 10 000 руб. за каждую из пяти скопированных статей (дело А60-9509/2012).

Кстати говоря, в этом же деле была доказана применимость в российском праве лицензии Creative Commons. В Гражданский кодекс РФ новеллы о «свободных» лицензиях были включены лишь в 2015 году. А в ходе исполнения решения был создан интересный прецедент, связанный с арестом доменного имени в ходе исполнительного производства: судебным приставом был арестован домен должника как нематериальный актив.

Снимок экрана 2016-11-21 в 10.54.51Дмитрий Ястребов, к.ю.н. , главный научный консультант компании «Юридическая служба столицы»: 

​Помимо российских законов, важное значение имеют и нормы международного права, в связи с этим, интерес также представляют и отдельные обзоры судебной практики Верховного Суда Российской Федерации, посвященные практике соответствующих международных договорных органов.

Так, в Обзоре судебной практики Верховного Суда Российской Федерации № 1 (2015), утв. Президиумом ВС РФ 04.03.2015 г., отражена и ​​практика международных договорных органов ООН​, а именно,​ разъясняется правовая позиция Комитета ​​по правам человека ​о свобод​е выражения мнений​​ и возможных ограничениях. ​​Отмечается, что ​п. 2 ст. 19 ​Международного пакт​а​ о гражданских и политических правах​ предусматривает право ​СМИ на доступ к информации о государственных делах.

Таким образом,​ ​​свободная пресса и другие средства массовой информации могут иметь доступ к информации о деятельности выборных органов и их членов и имеют возможность высказывать свои мнения по общественно значимым вопросам без цензуры или ограничений и информировать общественность.

Любые ограничения, вводимые государством-участником на осуществление прав, защищаемых п. 2 ст. 19 Пакта, должны быть предусмотрены законом; они могут устанавливаться лишь на основаниях, предусмотренных в подп. a) и b) п. 3 ст. 19 Пакта, и должны строго отвечать требованию необходимости и соразмерности. ​

Согласно ст. 10 Конвенция о защите прав человека и основных свобод, заключенной в г. Риме 04 ноября 1950 г., каждый имеет право свободно выражать свое мнение. Это право включает свободу придерживаться своего мнения и свободу получать и распространять информацию и идеи без какого-либо вмешательства со стороны публичных властей и независимо от государственных границ. Осуществление этих свобод, налагающее обязанности и ответственность, может быть сопряжено с определенными формальностями, условиями, ограничениями или санкциями, которые предусмотрены законом и необходимы в демократическом обществе в интересах национальной безопасности, территориальной целостности или общественного порядка, в целях предотвращения беспорядков и преступлений, для охраны здоровья и нравственности, защиты репутации или прав других лиц, предотвращения разглашения информации, полученной конфиденциально, или обеспечения авторитета и беспристрастности правосудия.​​

​Особое внимание стоит уделять и отечественной судебной практике.

Кроме разъяснений ВС РФ, не стоит забывать и об отдельных судебных решениях по конкретным проблемным ситуациям.

Так, например, важным является Постановление Арбитражного суда Северо-Кавказского округа от 30.07.2015 г. № Ф08-4845/2015, в котором, суд частично удовлетворил требования общества к редакции СМИ и главреду о признании недействительными, порочащими деловую репутацию данного общества сведений, распространенных в общественно-политическом и познавательном СМИ, и обязал опубликовать опровержение указанных сведений, а также о взыскал возмещения стоимости лингвистических исследований. Однако при этом суд отметил, что установленный Законом о СМИ порядок опровержения к досудебному (претензионному) порядку урегулирования спора не относится и является альтернативным порядком защиты нарушенных прав. Поэтому, данное общество в праве самостоятельно решить вопрос о том, обращаться ли ему за защитой нарушенных прав в арбитражный суд или потребовать опровержения непосредственно от газеты (организации) и главного редактора газеты.

Другой пример из судебной практике касается вопроса о так называемом «праве на ответ» в СМИ. В своём апелляционном определении Верховный суд Республики Бурятия от 22.07.2015 г. по делу № 33-2468/2015 отказался удовлетворить требования физического лица к другим физическим лицам и к нескольким ООО о признании порочащими и не соответствующими действительности утверждений. И при этом разъяснил, что спорные сведения в настоящем деле отражали комментарии по вопросам, представляющим определенный интерес в обществе, и, следовательно, должны были рассматриваться как оценочные суждения, а не как утверждения о факте. Поэтому даже негативная оценка деятельности истца и ее деловых качеств со стороны ответчика в совокупности с другими доказательствами по делу не является достаточным основанием для признания обоснованности исковых требований.

Несогласие гражданина, в том числе имеющего статус должностного лица, представителя власти или политического деятеля с публикацией каких-либо сведений в средствах массовой информации, носящих оценочный характер и даже в целом соответствующих каким-либо фактам, дает право на опубликование ответа в тех же средствах массовой информации.

В практике об освобождении от ответственности редакции, главреда или журналиста СМИ за действия/бездействие, представляющие собой злоупотребление свободой массовой информации и (или) правами журналиста, стоит отметить практику московских судов. ​Так, Мосгорсуд, в своём апелляционном определении от 28.04.2015 г. по делу № 33-15778/2015, отказывая в удовлетворении требования главного редактора радиоканала «Эхо Москвы» А.А. Венедиктова к Роскомнадзору об оспаривании решения уполномоченного органа, указал, что положения п. 5 ст. 57 Закона от 27.12.1991 г. № 2124-1 «О средствах массовой информации» не предоставляют права редакции СМИ нарушать требования ст. 4 этого же Закона, предусматривающей недопустимость злоупотребления свободой массовой информации, поэтому основания освобождения от ответственности редакции отсутствуют.