6 хороших художественных книг о журналистах

Многие известные писатели прошлого подрабатывали в журналистике: Марк Твен, Ремарк, Эрнест Хемингуэй, Антон Чехов и многие другие работники пера когда-то писали для газет и журналов своего времени. Не удивительно, что профессия журналиста плотно вошла в список героев многих классических произведений. Команда Pressfeed перерыла библиотеку и составила для вас список художественных книг, в которых главные герои — журналисты. Ранжировать их, конечно, мы не имеем никакого права, поэтому просто перечислим.

«Фиеста», Эрнест Хемингуэй 

1

В центре романа «Фиеста» («И восходит солнце») — первого произведения, которое по-настоящему прославило автора, лежит история журналиста Джейка Барнса, во многом основанная на фактах жизни самого Хемингуэя.

Джейк отвоевал на фронтах Первой мировой и получил тяжелые ранения, из-за которых лишился возможности физически любить женщину. Но при этом, конечно, он влюблен. События разворачиваются чуть ли не на территории всей Европы, но центральное место занимает Испания и происходящая там коррида. Несмотря на удивительную лёгкость произведения, Хемингуэй поднимает ряд очень важных тем, свойственных «потерянному поколению». Про журналистику тут, конечно, почти ни слова нет, но книга определённо должна быть в списке must-read хотя бы из уважения к старику Эрнесту.

Любимая цитата: 

Я отношусь с недоверием ко всем откровенным и чистосердечным людям, в особенности когда их рассказы о себе правдоподобны.

«Сенсация», Артур Хейли

2Роман «Сенсация» (в другом переводе — «Вечерние новости»), повествующий о заварушке в редакции вечерних новостей, в 90-е года очень долгое время был бестселлером.

Террористическая перуанская организация «Сендеро луминосо» похищает семью телеведущего компании Си-би-эй Кроуфорда Слоуна. В обмен на жизни заложников террористы требуют показать в прямом эфире пять телепередач под общим названием «Мировая революция: Сендеро луминосо указывает путь». Руководство Си-би-эй решает сформировать группу для поиска заложников, её возглавляет один из лучших корреспондентов компании Гарри Партридж. Масла в огонь подливает ещё и то, что одна из похищенных — бывшая возлюбленная Партриджа. Книга снабжена отличным языком, высочайшей проработкой деталей, необходимым в этом деле саспенсом и неожиданной развязкой, что свойственно и другим романам Хейли.

Любимая цитата: 

Да, вот еще что: в самом конце передачи Кроуф скажет от себя несколько слов – поблагодарит тех, кто прислал телеграммы и вообще выразит сочувствие.
– От себя?
– Ну конечно. Как раз сейчас над текстом корпят трое текстовиков.

«Ромовый дневник», Хантер Томпсон

3Печально известный американский писатель Хантер Томпсон за свою недолгую жизнь написал несколько замечательных книг, к которым можно отнести, без сомнения, и «Ромовый дневник». Томпсон начал писать книгу во время своей работы в пуэрто-риканской газете, и многих персонажей книги «списал» со своих коллег.

В центре сюжета — вечно пьяный американский журналист Пол Кемп, которого выписала редакция местной англоязычной газеты для работы в Пуэрто-Рико. Среди репортёров газеты преобладают алкоголики и бездельники, вследствие чего газета находится на грани закрытия. Не то чтобы Кемп горел желанием спасать её от разорения, но будни главного героя описываются очень живо и весело: они шатаются по округе, жуют сендвичи, пьют (как не трудно догадаться) ром, разъезжают по окрестностям на убитых автомобилях и регулярно попадают в разборки с местными. Без женщины тоже, конечно, не обошлось. Если вдруг вы ухитрились не смотреть одноименную экранизацию с Джонни Деппом, настоятельно вам рекомендуем сначала прочитать книгу.

Любимая цитата: 

Повсюду сидели люди, которых я добрых лет десять тщательно избегал: нескладные женщины в трикотажных купальных костюмах, пузатые мужчины с безволосыми ногами, безжизненными взглядами и смущенными смешками — все как один американцы, и все ужасающе одинаковые. «Этих людей, — подумал я, — следовало бы держать дома, в Штатах, — запереть в подвале какого-нибудь „Икс-клуба“ и усмирять эротическими фильмами; если им потребуется отпуск, показать зарубежный видовой фильм; ну а если они по-прежнему будут недовольны, отправить их в пустыню и спустить на них бешеных псов».

«Милый друг», Ги де Мопассан

4Но что мы всё о двадцатом веке? Были же и более ранние романы о журналистах. Среди них — «Милый друг» Ги де Мопассана. В старой-доброй Франции в одном сюжете переплетена журналистика, любовные кутежи, светские передряги, политические скандалы, деньги и отсутствие совести.

Главный герой — миловидный и довольно корыстный юноша Жорж Дюруа, который кроме обаяния, не обладает практически никакими талантами. Он делает попытку стать журналистом, прибегая к услугам «райтера» — знакомой дамы, но его план проваливается, однако работать в газете ему каким-то чудом удаётся остаться. Всё пересказывать не будем — там много всего, и даже есть место сексуальному скандалу вокруг известного политика. Просто прочитайте. Мопассан, конечно, немного циничен, но увлекателен.

Любимая цитата: 

Сойти за человека сведущего совсем нетрудно, поверь. Все дело в том, чтобы тебя не уличили в явном невежестве. Надо лавировать, избегать затруднительных положений, обходить препятствия и при помощи энциклопедического словаря сажать в калошу других. Все люди – круглые невежды и глупы как бревна.

«Страна тумана», Артур Конан-Дойль

5Не слишком известная книга из «Челленджеровского цикла», повествует о дочери профессора Челленджера Энид и его старом друге корреспонденте Эдварде Мелоуне. Энид вместе с Мелоуном исследовали учение спиритуалистов, а позднее стали его адептами. Выяснилось, что Энид — сильнейший медиум, и именно необыкновенные способности дочери заставили профессора Челленджера пересмотреть свои материалистические взгляды. Говорят, Конан-Дойль писал этот роман под сильным впечатлением от смерти нескольких близких ему людей, поэтому спиритуализм проходит красной нитью через всю книгу. Но определённое место журналистскому расследованию в рассказе тоже нашлось.

Любимая цитата: 

– Какую ты исповедовала религию?
– Католичество.
– Это правильная религия?
– Все религии правильные, если помогают человеку стать лучше.
– Значит, безразлично, к какой церкви принадлежать?
– Важно, что люди делают, а не во что верят.

«Траектория краба», Гюнтер Грасс

6Вышедшая в 2002 году и малоизвестная в России книга нобелевского лауреата Гюнтера Грасса рассказывает о том, как некий журналист, работавший много лет в относительно левых газетах, оказывается ребенком, родившимся на «Густлоффе» (немецком корабле, потопленном советской подводной лодкой) в момент гибели корабля. Его мать чудом спасается. Она находилась на этом корабле среди немецких беженцев, большая часть из которых были женщины и дети. Там есть интрига, длинною в полвека, поэтому всех карт раскрывать не будем.

Скажем только, что тем, кому интересны исторические романы, очень рекомендуем. К тому же, нобелевских лауреатов всегда не грех почитать, ведь правда?

Любимая цитата: 

Некоторых из тогдашних талантов уже нет в живых. Двое-трое добились известности. Мой бывший преподаватель, похоже, исписался, иначе не подрядил бы меня на работу и не стал бы моим Заказчиком. Однако мне надоело продвигаться по траектории краба. Слишком канительно, сказал я Заказчику, овчинка выделки не стоит. Оба психи, что один, что другой. Один возомнил себя героем, который жертвует собой, чтобы дать своему народу пример мужественного сопротивления. Может, то убийство изменило для евреев что-нибудь к лучшему? Наоборот! Террор был узаконен. А через два с половиной года, когда еврей Гершель Грюншпан застрелил в Париже дипломата Эрнста фон Рата, ответом на это стала Хрустальная ночь. Или что, позвольте спросить, приобрели благодаря Мученику нацисты? Разве что появилось имя для нового лайнера.

Pressfeed.ru - журналистский сервис для сбора фактуры.
  • bocharsky

    От себя добавлю, что я для себя в такой список всегда включаю «Корабельные новости» Энн Прул.

    По этому роману сняли очень приятный фильм с потрясающим Кевином Спейси в главной роли.
    Главный герой — Койл — типограф в Нью-Йорке, у него проблемы с женой (она стерва, он рохля) и с жизнью (слабак, потерявший себя человек). Когда жизнь рушится, он возвращается на землю предков — Ньюфаундленд, где устраивается в местную крохотную газету писать об «авариях и лодках». Тайны, скелеты в шкафу, дом, привязанный канатами к скалам, суровая природа и маленькие потрясающие уроки журналистики, разбросанные по роману.
    Очень советую.

    А еще, журналистом был главный герой «Колыбельной» Чака Паланика. В самом начале он рассказывает кое-что о своем видении профессии, например:
    «…и еще я усвоил, что редактора могут быть настоящими сволочами».

    инжой!

  • Pingback: Лучшее в блоге Pressfeed за 2016 год - Pressfeed - Блог()